Отдел продаж: +7 (495) 956-77-19 Сервис: +7 (495) 956-95-10

Цифровая печать в полиграфических изданиях

1/21
16.04.2021

К вопросу о цифровом пакете. Часть I. Ламинация

К вопросу о цифровом пакете. Часть I. Ламинация от 16.04.2021

Во времена моей юности гибкой упаковки не было вообще. Майонез продавали в стеклянных банках, молоко — в стеклянных бутылках, сыпучие товары отпускали вразвес в сворачиваемые на месте кульки, жидкие — в тару клиента (помните, мама сказала: деньги на дне бидона). Хлеб обходился без упаковки вообще. Ближайшим аналогом современной гибкой упаковки были бумажные пакеты с крупой (рис. 2).

Заметьте, эти варианты мало того что экологичные, такая упаковка еще и предельно дешевая! И что, кто- то наблюдает тенденции возвращения к проверенной практике? Так что разговоры о все более дешевой упаковке — это разговоры. А по факту упаковка год за годом занимает все более значимую долю в стоимости товара. Нередко — бόльшую, чем сам полезный товар. Потому что она нужна и покупателю, и производителю, и продавцу. Да, стеклянная банка — возвратная. Но и затраты средств и выбросы CO2 на ее оборот и логистику слишком велики. Конечно, экологическая нагрузка при производстве пластиковой упаковки велика, даже если она оказывается суммарно ниже, чем нагрузка при использовании какого-то другого вида упаковки. Но это как раз задача с видимым путем решения. Появился четкий запрос — в ответ на него один за другим производители полимерных материалов предлагают решения для устойчивого развития индустрии гибкой упаковки. Цифровой же вариант экологически еще более привлекателен, так как нет печатных форм, химии и энергозатрат на их обработку, а главное, процент отходов сведен к минимуму. Так что цифровая гибкая упаковка имеет очень хорошие перспективы не только с экономической, но и с экологической точки зрения. Конечно, в своей области.

Скачать в PDF
19.02.2021

К вопросу о цифровой картонной коробке

К вопросу о цифровой картонной коробке от 19.02.2021

Михаил Кувшинов, директор по развитию компании «Нисса Центрум»

Больше всего при чтении новостной ленты меня удивляют сообщения о покупке новых аналоговых офсетных машин коммерческими типографиями. Падение рынка в разы, прогнозы на ближайшее будущее чернее ночи — но покупают же! Сомневаюсь, что инвесторы сидят где-то в глубоком бункере, на частном райском острове или пребывают в многомесячной наркотической коме — и про происходящее не в курсе. Очевидно, я что-то не понимаю. И не один я. В статье «Диверсификация производства пандемийного периода» (см. журнал «Формат» №7–2020, с. 2–5) признанный гуру нашей отрасли А. Ч. Амангельдыев описывает основные тенденции, которые придется учитывать типографиям, планирующим сохранить бизнес. Их пять, приведу все в авторских формулировках:

  • приобретение оборудования для изготовления упаковки,

  • инсталляция серьезной цифровой печатной техники,

  • оснащение техникой для производства книг, в первую очередь в твердом переплете,

  • необходимость в оборудовании для облагораживания полиграфической продукции,

  • интерес к послепечатке для цифры.

Впрочем, есть и другие мнения. Во всяком случае, люди у руля Heidelberg на практике демонстрируют строго противоположный подход — именно в текущем году они пустили под нож собственные разработки серьезной цифровой печатной техники, офсетные машины сверхбольшого формата для печати упаковки и избавились от Gallus. Ну так тем интереснее дискуссия.

У меня, признаюсь, нет уверенности насчет книг. Зато скажу, что люди могут перестать читать и писать, но не перестанут есть и пить. Поэтому про остальные четыре тенденции полностью с А. Ч. согласен. О них, точнее об их сплаве, объединении, и поговорим. Понятно, что создание в сегодняшних условиях с нуля упаковочной типографии полного цикла — идея сомнительная. Однако и сегмент упаковки в целом, и его цифровая часть далеко не монолитны. Это, в частности, открывает возможности точечного перестроения, в некоторых случаях с минимальными инвестициями. Дьявол в деталях, в них и будем разбираться.
 

Скачать в PDF
31.01.2021

NSK Zero как начало отсчета

NSK Zero как начало отсчета от 31.01.2021

Выражение цифровая печать давно и уверенно вошло в язык. А вот цифровая резка, перфорация и биговка звучат менее гармонично. Что значит цифровая? Лазерным лучом — это цифровая? А роликом? А если лазером нарисовать штамп и им биговать? Думается, суть абсолютно едина с печатью и верна для любого материального производства вообще. Если система способна экономически эффективно массово выдавать продукцию, у которой все экземпляры отличаются, — то она цифровая. Пятый технологический уклад — IT, аддитивное производство, робототехника. Если используется вещественная форма и полностью одинаковые копии стоят значительно дешевле разных — то производство промышленное, но не цифровое. Обычно четвертый технологический уклад — компьютерное управление, двигатель внутреннего сгорания. Хотя может быть и третий. Кстати, если не выполняется требование массовости, — то это либо ремесло (первый технологический уклад), либо искусство (то есть культурный феномен, не производственный). Парадоксальным образом именно передовые технологии и ренессанс крафта (английское craft и переводится как ремесло) — важные признаки нашего времени. Поэтому цифровая печать на наших глазах выросла из аляповатой игрушки в самое быстрорастущее направление в полиграфии и производстве упаковки. С производительностью, достигающей вполне промышленного уровня. А вот с цифровой послепечаткой на самых массовых материалах вроде гофрокартона — сложнее. То есть лазерный раскрой может быть достаточно быстрым, но если биговка остается механической, большого выигрыша это не дает. В результате режущие плоттеры — самая массовая цифровая послепечатная технология для картона и гофрокартона. Но их производительность уже давно стала узким местом. Потому, что упирается в одиночный режущий инструмент и в большинстве случаев ручную загрузку-выгрузку. И не соответствует скоростям современной цифровой печати, не говоря о флексографии.

Скачать в PDF

Отраслевые статьи о полиграфии

НИССА Центрум в отраслевых СМИ

Подписаться на рассылку

В последние годы одним из магистральных направлений развития России стала тотальная цифровизация взаимодействия государства с гражданами и бизнесом. Прошлым летом меня лично приятно поразило, насколько легче стало с сайтом госуслуг поменять регистрацию по месту жительства, а тем более получить справку. Думаю, на много порядков важнее, что и государство оценивает промежуточные результаты процесса цифровизации строго положительно. В течение последних пяти лет поступление налогов в реальном выражении выросло в 1,4 раза, заметно опережая рост ВВП. ФНС связывает это с внедрением автоматизированной системы, объединяющей разрозненные налоговые данные. В результате контрольно-кассовой реформы зарегистрировано 3,2 млн онлайн-касс — 2,5 раза больше, чем до реформы. При этом не возникло сколь-нибудь заметного роста недовольства налогоплательщиков, ведь реформа позволила ликвидировать кассовую отчетность, число налоговых проверок сократилось в четыре раза с 2016 г. В этой ситуации не станет сюрпризом тот факт, что государство будет и далее продолжать внедрение в экономику все более развитых механизмов автоматического контроля за движением товарно-материальных ценностей. Всего через несколько лет абсолютно все, что продается и покупается, будет отслеживаться по всей цепочке от производителя сырья до продажи конечному потребителю. Для этого товар должен быть както уникально идентифицирован.

Столь длинное предисловие — для понимания того, что процесс не остановить — просто потому, что для государства он крайне важен.